Влад Смолич (vls_smolich) wrote,
Влад Смолич
vls_smolich

Как Адам и Ева — 2

К счастью, их было двое и поэтому у каждого из них был тот, ради кого обязательно нужно было жить.

А потом настал черёд стандартной рутины: бионические разведчики умной пыльцой разлетелись по окрестностям планеты, часть их проникла в атмосферу, другая часть осела на поверхности: они смотрели, слушали, обоняли, осязали…
Корабль – анализировал, суммировал, обобщал…
А астронавты открыли в себя сферу Ноо, сообщившись с ней и став на время её частями.

Ноосфера Земли оказалась разумной – и это было бы счастьем, если бы не то, что разумность её питалась уже совсем другим видом живых существ.

— Надо же…, и вправду ничто не ново… Человечество, блин… — скептически хмыкнул Брег, — как тебе анекдот, – эти животные тоже себя людьми называют?!

— Ну…, это-то вроде как естественно, но…, но нас-то за что – пресмыкающимися? — Грустно улыбнулась в ответ Эла.

Зрачки Брега сузились в две вертикальные черты, когти, похожие остротой на клинки на миг мелькнули над мягкими подушечками пальцев.

— Ой-ой-ой! Не делай так больше! — рассмеялась она, — в тебе прям как динозавр проснулся!

—Регрессируешь тут. Поневоле. — Брег успокоился, лишь серебристые перья на его голове ещё слегка подрагивали. — С такими-то новостями.

— Но и впрямь удивительно! Всего лишь примитивные млекопитающие. Падальщики да воры – больше вроде как и не умели ничего. Ползали под ногами – уж если кто и рептилии, так как раз они.

— Нет, а омомисы ? Сколько на них генетики прошлого экспериментов поставили, — примирительно ответила Эла, — так что можно сказать, их мучениям мы в какой-то степени даже частью своей эволюции обязаны.

— Ну…, то времена предразумные, — Брег замялся, — наука тогда путей не разбирала, ничем не гнушалась, да и предки моралью недалеко от динозавров ушли. — И усмехнувшись, подытожил:

— Омомисы…, как там в древней пословице? Омомисы с тонущего корабля?

— Нет, про себя они говорят, по образу и подобию, — поддела его Эла.

— А что? Не так разве? — Рассмеялся Брег и вытянул вперёд руки и ноги. — Глянь: один в один, считай!

— Да ладно тебе, демиург! — продолжала потешаться Эла. — Но вот сам прикинь… Так-то оно понятно, конечно, да. Конвергентная эволюция, та же позиция в биоценозе, но…, но если два раза – и оба раза так похоже…, может и есть здравое зерно в их идее? — В её золотых глазах мелькали зелёные искорки смеха.

— Ай, скажешь тоже… Зато теперь они отыгрались за обиды своих предков по полной, – как тебе понравился их Jurassic Park? — Спросил он. — Экспериментаторы, чтоб им. Генетика ещё в зачаточном состоянии, а динозавров воскресить уже умудрились.

— Да ужас, страсть какая-то! — Эла передёрнула плечами, — Я там даже прямых наших предков высмотрела – от нас не отличишь. Правда, с мозгами вообще никак.

Возвышение земного человечества Элы и Брега было стремительным и ярким – меньше миллиона лет понадобилось людям, чтобы пройти эволюционный путь от своих примитивных предков Homo troodon antecessor до вершины эволюции Homo sapiens animalis. Сплошная череда ароморфозов.
Тупиковые линии, бифуркации – множество. Извержение супервулкана, великий тектонический сдвиг, падение гигантского метеорита…, а потом ещё и чуть сами себя не раздавили накопленной технологической мощью.
Много раз человечество стояло на грани самоуничтожения…
Случайность – может быть. Но разум во Вселенной случайность закономерная и присущая всему живому в ней – осознание этого и стало основополагающим понятием человеческой культуры.
Осознание, что любая трава есть живая плоть, что любой полевой цветок есть общая на всех красота .


**** ****


— Ладно, чёрт с ними, этими омомисами, извиняюсь, нынешними людьми – но кто ответит, что же случилось с людьми настоящими – с нами? — Брег пристально вглядывался в проекцию Земли, повернувшейся сейчас к нему ночной стороной и россыпи живых огоньков на ней.

— По-моему, есть только два варианта, — ответила Эла.

— Ты про парадокс молчания Вселенной ?

— Да, я в том плане, что даже когда мы покинули Землю, прогресс уже дал каждому из нашего поколения возможности к творчеству, непредставимые совсем недавно, ещё родителям нашим, и уже тогда кое-кто начал говорить, что недалёк тот момент, когда один лишь случайный клик пальца любого из нас сможет похоронить всю цивилизацию скопом . Со зла ли, случайно ли… Мы же не боги, люди всего лишь…

— Да, даже не специально, просто палец дёрнулся, — добавила она.

— И второй вариант такой же беспросветный? — спросил Брег.

— Ну, если для нас, то да…, — она помолчала немного. — Помнишь концепцию, что всякая достаточно развитая технология неотличима от явлений природы ?

— Да, конечно. Понял. Возвысились. Перешли на новый уровень и теперь нам наших потомков и не разглядеть среди звёзд – они сами уже как звёзды. — Брег помолчал, отвернул голову от планеты и посмотрел на Элу. — Только что-то мне подсказывает, что первый исход намного вероятней.

— И мне, — ответила Эла.

Земля была рядом и она всё так же была их родным домом, но вот только в доме их жили уже другие. Тоже вроде бы, как они сами себя считали, люди, но – чужие. Совсем чужие.

— Они совершенно дикие. Варвары. Почти звери. Хуже, пожалуй, чем даже наши предки в начале эволюции. Их социальная эволюция на века отстала от технической, — суммировал Брег, — и уже вряд ли наверстает.

— Критическая неравномерность социального развития разных культур. Религиозная нетерпимость. Национализм, расизм, видизм. Не только биоценозу в целом – даже самому этому нынешнему человечеству никогда не стать целым. Их ноосфера шизофренична. Это когнитивный антагонизм, который рано или поздно аннигилирует. — Диагноз Элы был однозначен.

— И они всё так же ставят опыты на таких же как они живых существах. Хуже даже. Ещё и едят их. Каннибалы, — продолжал Брег.

— Нет, пресмыкающимся места в их человечестве не найдётся. Только в этом уродском динозавровом парке…

— Наш путь… он оказался в никуда… Всё впустую… — Эла подвела итог и повернулась к Брегу: её золотые глаза требовательно заглянули в его бронзовые. — Ну что? Куда отправимся теперь, капитан?

Брег не был капитаном, но он был мужчиной, поэтому в ситуациях, исходом которых могла стать не жизнь, а смерть, брал лидерство на себя.

— А куда? Вернуться на Роканнон? Ещё одной такой дороги мы сейчас просто не выдержим. — Он помолчал немного и добавил, улыбнувшись, — да и к тому же там нет твоих любимых бабочек.

Эла молча улыбнулась ему в ответ.

А его зрачки в ответ снова стали вертикальными прорезями. — Да и с какой стати? Наш дом здесь.

Радужка его глаз из обычно бронзовой стала стальной, человек уступил место рациональному бездушному логику:

— Всё очень просто, — продолжил он свой монолог, — слушай.

 — Они дикари. И рано или поздно сами себя уничтожат, не надо быть провидцем, чтобы это понять. Значит, если по большому счёту, чуть раньше, чуть позже.

— И им совсем чуть-чуть до финала, осталось, чувствуешь, да? И самое страшное здесь то, что кончится всё не просто самоубийством – они за собой в могилу и всё живое на Земле утащат. Походя, мимоходом. Огню всё одно, кого жечь. И хорошо ещё, если сама планета останется целой.

То великое вымирание, что двести миллионов лет назад…, точнее, уже двести пятьдесят, и следующеее – они же просто детским баловством покажутся. Значит то, что я сейчас сформулирую, окажется ещё и наиболее гуманным выходом из их и нашего нынешнего тупика.

Голубой шарик проекции земли больше не вращался – он был жёстко, намертво сжат рукой Брега. Брег продолжил:

— К счастью, их генетическая наука примитивна донельзя, а то, что они называют меметикой ещё вообще не наука. Есть два варианта: один плохой, другой ещё хуже, но оба сработают стопроцентно. Итак.

— Первый.

— Достаточно пары сотен взаимно антагонизирующих между собой мемов, я кое-какие уже подобрал: достаточно запустить их в ноосферу и они там сожрут сами себя. И я сумею в режиме реального времени вовремя купировать избыточное и направить порождённые ими когнитивные войны куда нужно – так, чтобы не до апокалипсиса, – так, чтобы ненавидели и резали, ненавидели и резали…

— Декады лет будет достаточно, как я подсчитал. Максимум, пары. А выжившие, сколько там их наберётся, вернутся в пещеры, к истокам, о которых некоторые из них так мечтают. Пусть живут.

— Теперь второй.

— Он гуманней. И здесь всё намного быстрее получится – большинство из них и не поймёт ничего толком. Ну, если только какой-нибудь умник наукообразное название придумает, типа генетической чумы. Вымрут только те, кто людьми себя называет – всё нормальное живое даже краем не коснётся. Точечно и гуманно.

— Ну…, придётся, правда, ещё какую-нибудь Сахару основательно переформатировать – родной биотоп воссоздать. Сами-то мы и под местный метаморфировать можем, но вот детям в нём не выжить никак.

— В общем…, с нашими генетическими умениями, да с собственным генокодом, в котором память всего прошлого земного эволюционного биоразнообразия…

Брег  не стал заканчивать мысль и вопросительно посмотрел на Элу. Теперь уже ответ был за ней – в ситуациях, исходом которых могла стать не смерть, а жизнь, лидером становилась уже она.

— Значит, как Адам и Ева…? — Её глаза были бесцветными.

— Как Ева и Адам. — Почернел его взгляд.


**** ****


На расстоянии вытянутой руки вращалась планета Земля. Шелестели её леса, порхали её бабочки, щебетали птицы…
Её люди… Они ели и спали, работали и развлекались, воевали, убивали, насиловали, грабили…, ненавидели и любили, ссорились и мирились…
Писали стихи и пели песни, творили, фантазировали и надеялись. И снова любили…

А Брег и Эла молчали и слушали земную ноосферу. В ситуациях, исходом которых жизнь означает смерть, а смерть – жизнь, решения принимаются только вместе.


**** ****


— Ну и как тебе эти бабочки? Хуже чем те, да? — Брег наклонил голову и почему-то виновато заглянул Эле в глаза.

— Нет-нет, они и сейчас такие же прекрасные! Бабочки всегда бабочки. Бабочки – навсегда. — Эла положила руки на плечи Брега. — А ты – всегда Брег. Теперь уже точно навсегда мой, что бы ни было. А я – твоя.

— Как Ева и Адам?

— Как Адам и Ева.

Брег повернул голову, окинул взглядом зелёную стену непривычных лиственных деревьев и уточнил, — вот только Адам и Ева конца времён.

— Что ж, любая книга имеет своё начало и свой конец. И значит, кто-то обязательно должен поставить самую-самую последнюю точку. — Эла смотрела на мужа и глаза её светились печальным и золотым.

— Ой, мамочка! Смотри, какие потешные динозаврики! — Брег и Эла повернули головы и рассмеялись – из-за решётки силовых линий было видно, как на обзорном пандусе подпрыгивала маленькая девочка и тыкала чем-то измазанным пальчиком в их сторону. Её зелёные, – нет,уже голубые глаза светились восторгом и изумлением:

— Они мне улыбаются, мама, мама!

Подбежала мама, дёрнула её за руку и потянула дочку на выход, – Хватит, хватит, Ева! Ну сколько можно! Что за ужасная любовь к этим жабам!

Она тащила дочку за собой, а та всё оглядывалась и оглядывалась на так понравившихся ей динозавров. — Всё равно с ними познакомлюсь. Всё равно! И Адамчика с собой приведу. Динозавры хорошие, я знаю.

Мама не слышала мыслей дочки – она с детства боялась змей и лягушек, в голове у неё мешались собственные эмоции. — Жабы! Ещё и скалятся…!

— Господи, как же они мерзко людей напоминают! Карикатура…

В бронзовых глазах Брега мелькали зелёные искорки смеха. — Ну что, динозавриха? Как тебе приёмные детки?

Она в ответ шутливо шлёпнула его по плечу.

— А ты видел? Видел? Кундалини – она в ней есть! Её сарахсхара светится. У девочки дар. И глаза… – они способны менять цвет. Не такие уж люди и пропащие, а?

Брег обнял Элу и крепко-крепко прижал её к себе:

— Эх, родная… Как бы ни было, но…, мало у этих омомисов шансов. Очень мало. Когнитивный диссонанс, чтоб его!

А Эла прошептала ему в плечо:

— Всего лишь двадцать пять лет осталось. Даже меньше. Портал на Роканнон – пусть он им будет как дар Божий. Когда во всё их небо вспыхнет северное сияние, даже они разберутся, что там, как и к чему. Был наш путь – теперь он станет их шансом. Запасной аэродром – у нас его не было.

— Удачи им, но не такой, как у нас.

— Дай им Бог, — ответил ей Брег. — Общий наш, по образу и подобию, — и улыбнулся. — Нам остаётся только надеяться, моя Ева.

— И верить, мой Адам.
Tags: АзБуки Веди, рифмы, фантастика
Subscribe

Recent Posts from This Journal

Buy for 10 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 6 comments